1 610 2 198
38 477
388 114  
Lyudmila Klyopova » Фотоальбомы » Южный берег Крыма. Ливадийский дворец
(5599) Canon IXUS 115 HS

Южный берег Крыма. Ливадийский дворец

Lyudmila_Klyopova 14 октября 2016 г.
 

Ливадийский дворец был построен для Николая II в. 1911 году. Однако усадьба была куплена ещё при Александре II, в ней были Большой и Малый дворцы, которые, увы, не пощадило время. Ливадийский дворец в нашей памяти связан прежде всего с Ялтинской конференцией 1945 года. Мне же он интересен как замечательное творение талантливого русского архитектора Николая Петровича Краснова. Из множества экспозиций и различных предметов хотелось выбрать то, что создано его фантазией.

Дворец был построен как летняя резиденция царской фамилии. За эту работу архитектор Краснов был удостоен звания академика русской архитектуры. Здание строилось по последнему слову техники того времени: здесь было центральное водяное отопление, лифт, электрическое освещение.
Стены дворца сложены из инкерманского известняка. На строительстве трудилось огромное количество мастеров. Среди них – потомственные каменотёсы И. Боровиков, Я. Савенков, И. Морозов, П. Акимов. Каменные стены особым образом обрабатывали, чтобы они не темнели. Вот уже больше ста лет дворец остаётся белоснежным.
Архитектор выбрал для дворца стиль итальянского Возрождения, для которого характерны террасы и балконы, открытые галереи, выступающие эркеры и большие окна с арочным завершением. Есть ещё масса интересных деталей, о которых речь впереди.
Орнаментальные украшения создавал ставший известным в советское время скульптор С.Д.Меркуров. Сложные декоративные работы выполняли мастера из Петербурга, Москвы, Симферополя и Ялты.
Мраморные колонны, пилястры, рельефные украшения вытачивали итальянские мастера, но вместе с ними работал и русский резчик В. Созин.
При входе во дворец располагается портик с тремя арками, опирающимися на спаренные колонны. В медальонах высечены вензеля с инициалами членов царской семьи, здесь – Николая Александровича.
Справа и слева от портика фигуры лежащих львов. По этим фигурам легко заметить изменения в моде: если в Воронцовском дворце львы изображены реалистично, то в Ливадии стилизованы – дань модерну.
Дубовая входная дверь обрамлена мраморной аркой, наверху – герб Дома Романовых с надписью "С нами Бог".
Хотелось внимательнее рассмотреть мраморные вазы у входа. Великолепная форма!
Интерьеры дворца, особенно на первом этаже, где располагались парадные покои, богато украшены лепниной. Опытные лепщики для интерьерной лепки помещений были приглашены из Москвы. Документы сохранили имена К. Гордиенко, С. Кирюхина, С. Ильина, А. Добродеева.
Оформление каждого парадного помещения дополняют камины. Для каминов подбирался материал, цвет и фактура которого соответствовали характеру всей декоративной отделки комнаты. В данном случае лепнина (см. предыдущую фотографию) и камин – элементы декора вестибюля.
Самое большое помещение в Белом дворце – парадная столовая, которая была задумана архитектором как светлый торжественный зал в стиле эпохи Возрождения. Для оформления интерьера он использовал пилястры и камин в итальянском стиле. Потолок Белого зала отделён от стен орнаментальным поясом с изображением гербов всех крупных российских губерний. Электролампы для освещения столовой разместили за поясом – на этом настоял Краснов. Если бы помещение освещали обычные люстры и настенные светильники, ему не удалось бы выделить рельефы потолка и стен комнаты. Выполнение художественно-лепных работ было поручено известной московской фирме братьев Антона и Юлиуса Аксерио.
Украшением Белого зала стала скульптура Пенелопы, установленная в нише на восточной стене. Автор этой работы – немецкий скульптор Фридрих Бруггер. Статуя, подаренная императрице Марии Александровне, супруге Александра II, жителями Одессы, была перенесена сюда из разобранного Большого дворца.
Однако далее в оформлении интерьеров архитектор отходит от строгого следования стилю Ренессанса. Например, в парадном кабинете императора – стиль Жакоб — разновидность ампира, позднего классицизма. Красное дерево в обрамлении дверей, зеркала, дивана, оттенённое бронзовыми прокладками и розеттами, прекрасно сочетается с золотистой шёлковой тканью, которой затянуты стены над панелями. В таком же стиле оформлен и беломраморный камин (он когда-то украшал интерьер старого дворца). Верхняя плита с красивым растительным орнаментом опирается на колонны в виде герм (четырёхранных столбиков с головой Гермеса на их вершинах).
В отделке бильярдной использованы формы английской архитектуры XVI века – так называемого стиля Тюдор. Сплошная обшивка стен резным дерево выполнена из каштана. Работы выполнялись местным ялтинским мастером А. А. Шиллингом. Комнату украшает массивный камин с характерной тюдоровской аркой. Мрамор тёплого розоватого оттенка специально подбирался Красновым для этого помещения. Он хорошо сочетается с цветом каштанового дерева и тёплой росписью потолка.
Да-да, именно росписью, потому что потолок не деревянный, он сделан из прессованного картона и расписан масляными красками под дерево. Рельефы потолка воспроизводят конструкции готических перекрытий в виде нервюр.
Мимо этой люстры пройти невозможно. Она контрастирует с крупными рельефными формами деревянной отделки парадной ожидательной, выдержанной в тёмных тонах. Люстра была заказана специально для этого помещения в Италии на острове Мурано.
Личные покои царской семьи располагались на втором этаже. Оформление жилых помещений выполняли петербургские, московские и крымские предприятия, фабрики, мастерские. Здесь иной композиционный строй интерьеров, выдержанный в основном в стиле модерн. Для отделки Краснов широко использовал выпуклое стекло, заполняющее мелкую решётку оконных переплётов и дверей, кованый металл, дерево, натуральный камень и новые отделочные материалы — майолику, изразцы, облицовочные плитки. Несколько витражей расположены над дверными проёмами, и все разные.
Рабочий кабинет императора расположен на втором этаже. Нишу с рабочим столом я фотографировать не стала, этот вид испорчен восковой фигурой Николая II, всё же остальное великолепно: камин из диорита в стиле модерн и мебель, мастерски украшенная резьбой. Над камином ковёр ручной работы с изображениями императора Николая II, императрицы Александры Федоровны и цесаревича Алексея – подарок персидского шаха царской семье к 300-летию Дома Романовых. Слева и справа от него – портреты деда и отца последнего русского царя.
Фабрики и фирмы, которые оформляли деревом интерьеры залов дворца, выполняли заказы и на изготовление мебели. Вся она была выполнена по рисункам Н. П. Краснова из того же материала, который использовался для отделки каждой комнаты. Архитектор стремился стилистически связать декоративное решение интерьеров, мебели, предметов декоративно-прикладного искусства.
Деревянная резьба на этой мебели настолько искусна, что взгляд льва кажется живым.
Отделку интерьеров личных покоев императрицы выполняли мастера Санкт-Петербургской фабрики Ф. Мельцера, которая работала над декором парадных залов (парадный кабинет императора, ожидательная, диванная). В отделке этих комнат использовались светлые породы деревьев (кабинет – ясень, гостиная – светлый клён).
В комнатах Александры Фёдоровны есть удивительные по красоте вещи.
Эти часы явно в классическом стиле, но не выглядят чужеродно среди вещей эпохи модерна.
А этот торшер – дитя нового времени – начала ХХ века.
И вот наконец чудо чудное Ливадийского дворца, скрытое от посторонних глаз, – итальянский дворик.
Восемь дорожек, выложенных из диоритовых плит, ведут в центр дворика – к фонтану. На месте этого фонтана до середины прошлого века был античный колодец.
Этот дворик видели все, кто смотрел фильм "Собака на сене". Именно здесь снимали сцену объяснения Дианы и Теодоро, которая закончилась ссорой и пощёчинами.
Ну кто скажет, что не Италия?
Есть во дворце и ещё один внутренний дворик — арабский. Он был задуман как световой колодец: сюда выходили окна внутренних помещений. Для этого чисто конструктивного элемента архитектор нашёл интересное художественное решение, покрыв стены майоликовыми плитами с восточным орнаментом. Цветные майоликовые плитки изготавливались художественно-керамическим производством Гельдвейн Ваулина (ст. Кикерино, Санкт-Петербург).
И наконец парк. Он начинается почти у самых стен дворца. На большом партере перед дворцом были высажены тысячи роз, которые так любили владельцы. Но парк – это не только растения, но и парковая архитектура. Например этот итальянский фонтан в центре большой цветущей клумбы.
Или этот уголок, который называли зелёным кабинетом, потому что он тенистый, и здесь можно было спрятаться от палящих лучей солнца.
Поэтому здесь и стоит каменная скамья.
А в противоположном углу – каменный колодец, подобный тем, что мы видели в средневековых крепостях. Только инициалы на нём – NA – Николай Александрович.
И страшная готическая химера, нависшая над этим колодцем. Мне она показалась предвестником беды для всего счастливого семейства, некогда обитавшего в этом светлом красивом дворце.
Парк занимает огромную площадь – около 40 га. Большими террасами он спускается к морю, ведь дворец находится на высоте 121 метра над его уровнем.
Парк был разбит на основе естественного крымского леса известным садоводом Делингером в 30-40-е годы XIX века. С тех пор он обогащался новыми видами экзотических растений (голубыми атласскими елями, секвойями, канарскими елями, пиниями, магнолиями, тисами и другими) , но не утратил первоначального характера своей ландшафтной планировки.
Из всех построек в Ливадии лучше всего сохранилась при позднейших перестройках дворцовая Крестовоздвижеская церковь (была заложена в 1862 году). Это работа архитектора Ипполита Матвеевича Монигетти. Церковь небольшая, очень изящкая, украшенная внутри резьбой по дереву, цветными витражами. В этой церкви отпевали Александра III, Иоанн Кронштадтский принимал у Николая II присягу на верность российскому престолу, а гессенская принцесса Алиса была миропомазана и получила имя Александры Фёдоровны.
В память о первом приезде в Ливадию царской семьи в парке в 1863 году был установлен мраморный фонтан. Он декорирован восточным орнаментом, а в верхней части фонтана арабскими буквами высечено: "Ливадия". Из бронзовой головы барашка, вмонтированного в мраморную плиту, тонкой струйкой льётся вода.
Ливадийский дворец повторил судьбу многих крымских дворцов. С 1920 года вплоть до начала Великой Отечественной войны его использовали как показательную дачу-здравницу для крестьян . В 1945 году, после отступления из Крыма немцев, территория представляла собой развалины и пожарища. Для Ялтинской конференции парк был приведён в порядок, Белый дворец отремонтирован. До 1953 года Ливадийский дворец использовался как государственная дача, а затем снова стал функционировать как санаторий. В 70-х годах Белый зал стал музеем Ялтинской конференции, а с 1994 года появилась экспозиция «Романовы в Ливадии». Сейчас санаторий на территории усадьбы есть, но, слава богу, не в Белом дворце.