1 610 2 198
38 477
388 114  
Lyudmila Klyopova » Фотоальбомы » Южный берег Крыма. Воронцовский дворец
(7277) Canon IXUS 115 HS, Canon IXUS 700

Южный берег Крыма. Воронцовский дворец

Lyudmila_Klyopova 7 октября 2016 г.
 

В конце XIX — начале ХХ века Южный берег Крыма стал любимым местом отдыха русских аристократов. На больших участках земли они строили здесь летние дворцы, разбивали сады и виноградники. Для стоительства дворцов приглашали лучших архитекторов, а для их отделки — лучших художников.

История каждой из этих прекрасных усадеб неразрывно связана с трагической историей страны, многие из них бесследно исчезли или безжалостно перестроены. Тем более хочется удержать «уходящую натуру», насладиться сохранившимися великолепными творениями мастеров безвозвратно ушедшего времени.

Воронцовский дворец – самое известное место паломничества туристов на Южном берегу Крыма. Причина, наверное, в том, что этот дворец был одним из первых подобных музеев, открытых советской властью. Каждый школьник знал, что он был построен для генерал-губернатора Новороссийского края графа М. Воронцова, потому что с этим именем связывали имя А.С. Пушкина, который был его подчинённым во время южной ссылки. Помните: "Полу-милорд, полу-купец, Полу-мудрец, полу-невежда..."? Не буду продолжать, поэт не был объективен.
Строительство дворца началось в 1830 году по проекту архитекторов Франческо Боффо и Томаса Харрисона. Однако через год Воронцов решил изменить стиль дворца и заказал проект английскому архитектору Эдварду Блору. Таким образом, оригинальный облик дворца сложился в результате смешения стилей — мрачный Тюдор, популярный в Англии XVI века, и индо-мавританский, с изящными арками и башенками, напоминающими минареты. Интересен материал, который использовали для постройки. Это серовато-зеленоватый диабаз.
Южный фасад дворца напоминает роскошные восточные дворцы или персидские мечети: подковообразная арка, которую венчают башенки с куполообразными завершениями, украшенная резьбой ниша в бежево-голубых тонах, галерея и балкончики, выходящие в нишу, шестикратно повторяющаяся надпись арабской вязью: «И нет бога кроме Аллаха».
Эдвард Блор, видимо, был поклонником средневековой архитектуры. В своё время он иллюстрировал издания по истории готической архитектуры и описания британских соборов, достраивал Букингемский дворец после увольнения архитектора Джона Нэша, занимался реконструкцией Ламбетского и Сент-Джеймсского дворцов в Лондоне, по его проекту была отстроена башня Солсбери в Виндзорском замке. Наверно, Воронцову были известны его работы, и он захотел построить подобный дворец для себя.
Внутренний двор, расположенный с северной стороны, в отличие от светлых и лёгких южных галерей, прячется за высокими серыми стенами, и если бы не прекрасный вид на Ай-Петри, производил бы жутковатое впечатление.
Северный фасад дворца смотрит на величественную гору Ай-Петри.
Зубцы украшают и здание дворца, и вершину горы.
Интерьеры дворца не все сохранились. Но всё-таки многое осталось таким, каким было при владельцах, например отделка кабинета, который бывшие владельцы называли китайским. Китайский кабинет служил будуаром Елизавете Ксаверьевне Воронцовой. Кружевная резьба стеновых панелей выполнена англичанином Чарлзом Вильямсом и русским крепостным Наумом Мухиным.
Потолок в китайском кабинете лепной, хотя очень удачно имитирует дерево. Это работа мастера из крестьян Романа Фуртунова. Вместо обоев на стенах циновки из рисовой соломки, украшенные вышивками шёлком и бисером, сделанными руками крепостных крестьянок.
Восточная нотка в интерьерах – парные ковры персидской работы с изображением шаха Фатх-Али украшают южный тамбур просторного вестибюля.
Интерьер парадной столовой стилизован под интерьер средневекового рыцарского замка. Здесь много резьбы по дереву – на панелях, на потолке, на мебели (здесь – буфет), на рамах, обрамляющих картины.
Один из двух каминов в парадной столовой с ажурной каменной отделкой из диабаза – того же материала, из которого построено здание дворца. Это работа гранильной мастерской инженера Крюкова из Симферополя.
Неожиданно яркий в тёмном интерьере парадной столовой фонтан в восточном стиле, отделанный итальянской майоликовой плиткой.
В парадной столовой можно увидеть многочисленные предметы из бронзы, хрусталя и фарфора: канделябры, часы, вазы.
Бильярдная с диабазовым камином служит одновременно картинной галереей, хотя все интерьеры дворца украшены произведениями живописи. Бильярдный стол красного дерева старинный, но Воронцовым никогда не принадлежал.
Самое светлое помещение во дворце – голубая гостиная. Её название связано с уникальной отделкой стен и потолка: ковер из белых цветов на голубом поле. Детали лепнины не штампованные, цветы не одинаковые, видимо, изготовлены вручную крепостными под руководством уже известного нам Романа Фуртунова по эскизам художника И.И. Ковшарова.
Уникальная люстра с хрустальными подвесками.
Совершенно органичны в этом зале резной камин из белого каррарского мрамора и ампирный гарнитур золочёного левкаса.
Гостями в этом зале бывали литераторы (В. Жуковский, Я. Полонский, В. Бенедиктов, А. Толстой), адмиралы (М. Лазарев, С. Макаров, П. Нахимов). В августе-сентябре 1917 года здесь состоялся один из последних концертов С. Рахманинова, пел Ф. Шаляпин. Этот рояль, правда, не из Воронцовского дворца.
Во дворце есть зимний сад. Обычно в музеях зимние сады не сохраняют, однако Воронцовский дворец стал приятным исключением. По проекту здесь должна быть открытая галерея, но очень скоро её застеклили и заполнили растениями, которые не переносят даже тёплую крымскую зиму: австралийскими араукариями, финиковыми пальмами, монстерами, фикусом-репенсом, увившим стены зимнего сада.
Среди сочной зелени зимнего сада немало произведений известных скульпторов или копий классических образцов. Например, это копия работы древнегреческого скульптора Дойдалса "Купающаяся Афродита".
А эта очаровательная фигурка девочки с совершенно не характерным для скульптуры живым лицом и лукавым взглядом – работа итальянского мастера Квинтилиана Корбелини "Девочка".
Из зимнего сада можно выйти на южные террасы, самое узнаваемое место парка Воронцовского дворца. На верхней террасе по обеим сторонам от лестницы, ведущей во дворец, симметрично расположены два каскадных фонтана из белого мрамора.
Визитной карточкой Воронцовского дворца считаются мраморные львы. Именно на их фоне стараются сфотографироваться многочисленные туристы, так что поймать момент, чтобы рядом никого не было, очень трудно. Фигуры львов выполнены итальянским скульптором Джованни Боннани и установлены сразу после завершения строительства дворца в 1848 году.
Пара львов у самого входа в южный портал дворца – копии работ Антонио Кановы с гробницы папы Климента XII в Риме.
Очень суровое выражение "лица".
Вторая пара – ниже – менее грозные львы, чем первые. И поза у них выражает не готовность напасть, а, скорее, внимание и сосредоточенность.
В самом низу лестницы – смешные и ленивые спящие львы.
Террасы парка разделены подпорными стенками, украшением которых служат и великолепной формы вазоны, и почти непрерывно цветущие растения. Так постепенно, переходя с террасы на террасу, можно спуститься к берегу моря.
Подумать только, это середина сентября!
Фонтан в восточном стиле украшает подпорную стенку верхней террасы.
Смешение стилей можно наблюдать не только в архитектуре, но и в украшении сада: что делает здесь эта степная каменная баба?
Вдоль террас высажены эффектные кустарники. Они добавляют разнообразия в многочисленные оттенки зелёной листвы.
Находят здесь место растения из разных природных зон. Например, это коралловое дерево родом из Бразилии.
Центральноамериканская юкка.
И даже во второй половине сентября она цветет, второй раз за сезон!
Тут же хвойники.
Сосны и кедры и вечнозелёный лавр – хорошая компания.
Топиарное искусство в этом парке не в большом почёте, но иногда встречаются стриженые куртины.
Рассказывая о Воронцовском дворце, говорят, что ему повезло. Он не был разрушен, с 1921 года здесь располагался музей дворянского быта. В годы Великой Отечественной войны музей, конечно, ограбили, но слава богу, не взорвали. В 1944 году, во время проведения Ялтинской конференции, дворец был резиденцией британской делегации. Черчилль говорил, что чувствовал себя здесь, как дома, и хотел купить одного из львов, в котором нашёл портретное сходство со своей персоной (говорят, Сталин не согласился продать, объяснив это тем, что дворец – народное достояние). В течение 10 лет после войны, до 1956 года, музей не работал. До 1970-х годов в одном из помещений дворцового комплекса был санаторий. И всё же это хорошо сохранившийся прекрасный образец усадебной культуры XIX века.